Меню 
Skip to content
 

Большая вода на Нижней Волге

Большая вода на Нижней ВолгеКаждый год, когда приходит весна и почти повсеместно наступает нерестовый запрет, наша маленькая компания на машинах отправляется на юг, в низовья Волги. Причин много: хочется окунуться в теплую весну, которая в тысяче километров к югу наступает много раньше, но главное — после долгой зимы от души половить на спиннинг. Традиционно, собираясь в любую поездку, мы выбираем в качестве главного объекта ловли какую-то одну рыбу. Для весенней Волги это, безусловно, судак.В этот раз мы отправились в Енотаевку, где остановились у друзей. Такой вариант для нас более приемлем, чем рыболовные базы. Мы поехали в конце апреля, предполагая половить рыбу перед самым подъемом воды. Когда приехали, вода была на среднем уровне, и это порадовало. Прошлой осенью уровень был крайне низким, метра на четыре ниже обычного. За зиму он несколько поднялся, и течение стало сильнее. Рассчитывая на судака, мы взяли только соответствующие джиговые снасти.
Время поездки было связано с особенностями весеннего клева местного судака — он напрямую зависит от температуры волжской воды. В прошлом году мы приехали в начале апреля и не угадали: лучший клев, как оказалось, был уже после нашего отъезда. В этот раз поехали значительно позже, но нам опять не повезло: из-за поздней весны вода еще не успела достаточно прогреться, ее температура была 3,5-4,0 градуса — точно такая же, как и в прошлом году в самом начале апреля. Более того, мы были очень рады, что захватили зимнюю одежду, поскольку часто шли дожди и дул холодный ветер.
Взаимосвязь температуры воды и клева в этот раз проявилась очень наглядно. Три дня шел дождь и было холодно, температура воды была около 4 градусов, и судак клевал очень слабо. Он не хватал приманку, а прижимал ее ко дну и делал это достаточно вяло. Чаще же он без всякого удара просто повисал на крючках на падении или в самом начале проводки. Однако как только потеплело и вода чуть прогрелась, клев активизировался, но ненадолго — холодная погода вернулась. В первый день после похолодания судак брал еще неплохо, но на второй вода снова остыла до 3,5-3,7 градуса и клев на какое-то время просто отрубило. Вода потеплела до 8 градусов только перед нашим отъездом.
Нижняя Волга, да и все другие реки этого района отличаются тем, что из-за сильного течения и в основном песчаного дна подводный рельеф часто меняется, так что даже приезжая в знакомые места, рыбу приходится искать заново. Старые ямы заносит, бровки смещаются, и от старых уловистых точек, забитых в память навигатора, толку немного. Поиск судака на весенней Волге одновременно и прост, и сложен. Прост потому, что месторасположение судака легко просчитывается, а сложен потому, что Волга здесь достаточно широкая и без навигатора второй раз встать на ту же самую точку невозможно. Течение весной, даже до начала сброса воды на Волжской ГЭС, сильное, а рыба еще не успела восстановить силы после зимовки, поэтому искать ее на струе бесполезно. Она будет там, где напор слабее и можно сэкономить силы. Чаще всего это ямы и извилистые бровки — судак всегда тяготеет к таким местам, а весной они становятся для него основным пристанищем. Однако и в таких точках течение достаточно сильное, что заставляет использовать относительно тяжелые грузила.

Хороший судак
Здесь надо отметить, что в разговорах о ловле джигом на Нижней Волге чаще всего фигурируют груза весом в 50-60, а то и 80 грамм: считается, что ловить там более легкими из-за сильного течения и большой глубины просто невозможно. Такой вывод не совсем оправдан. Действительно, если пытаться ловить на прямых участках и делать забросы вниз по течению, то даже при глубинах 7-8 метров пришлось бы использовать грузила в 50-60 грамм и даже тяжелее. Но ловить такими весами тяжело и доставляет мало удовольствия, поэтому лучше выбрать места, где по условиям можно использовать груза 30-32 грамма. Именно так мы и поступали. А если к тому же ловить на снос, то даже при глубине 18-20 метров вполне подходят грузила до 28 грамм.
Различных ям на Волге очень много, и самых разных, встречаются с глубиной до 40 метров, но такие малопривлекательны для судака. Оказалось, что чаще всего судак держится на глубинах 6-12 метров. В этом мы убедились, подробно с эхолотом исследовав ямы с глубинами до 27 метров. Лучшими местами оказались все же относительно неглубокие ямы, которые образовывались на обширных поливах, зачастую неподалеку от основного русла — судового хода. Глубины в таких ямах были до 12-15 метров, их протяженность их доходила до 200 метров. В них и держался стайный судак.
Клев обычно начинался строго по часам: если в 8 утра мы уже стояли на своем месте, то до 10 часов можно было заниматься чем угодно, кроме рыбалки. С утра поклевок не было совсем, но где-то без четверти десять словно звучал звонок и рыба выходила на завтрак. Вспышки клева были кратковременны — от 40 минут до полутора часов максимум, при этом ловить на одной точке обычно не получалось и приходилось перемещаться по яме. Дело в том, что судак, судя по всему, тоже достаточно активно перемещался, но в пределах относительно небольшого участка, не отдаляясь от ямы, так что, найдя подходящую точку, туда можно наведываться хоть каждый день.
Ловля на удачной точке начиналась с того, что мы с ходу ловили по пять-шесть судаков, затем клев начинал стихать. Выглядело это так: скажем, пять поклевок почти на каждом забросе, потом поклевка через две-три пустых проводки, и потом поклевка происходит через 6-7 забросов. Не дожидаясь, когда судак вернется, мы сдвигались в сторону на расстояние заброса. Здесь все повторялось по той же схеме. Если в яме присутствовала большая судаковая стая, то при хорошей технике ловли спиннингом можно было поймать очень много. Мы даже порадовались тому, что уровень мастерства спиннингистов, которых мы видели на Волге, в среднем был невысок и уловы соответственно тоже. Что касается нас, то мы Мы же по многолетней традиции почти всю пойманную рыбу отпускали. Исключение составляла только та, которая глубоко заглатывала приманку. Обычно таких за день было две-три штуки, и они шли нам на обед. Заготовкой рыбы мы не занимаемся принципиально, тем более весной, когда судак икряной и выбивать его просто грех.
Приловом был берш, а также щука, которая попадалась поразительно часто. Как только вода начинала прогреваться, щука становилась даже более активной, нежели судак, и клевала в тех же местах, что удивило. Ведь бровки с достаточно сильным течением и твердым дном не ее места, тем не менее щука там держалась и кормилась.
Среди рыболов, приезжающих сюда весной, бытует мнение, что лучший клев судака здесь бывает в самом начале подъема воды, когда у клыкастого начинается «ход». В этот раз мы и решили проверить, так ли это. Сразу скажу, особого улучшения клева мы не заметили, да и крупных экземпляров в уловах не прибавилось. Более того, с подъемом воды ловить стало некомфортно. Если в первый день, когда вода только начала подниматься, резко помутнела, а течением понесло мелкий мусор, ловить еще можно было без особых проблем, то на второй день по течению уже плыли ветки и даже кусты. Дальше — хуже: плаванье на лодке превратилось в слалом между плывущими корчами, пнями и целыми деревьями. А стоя на якоре, надо было постоянно следить, чтобы в лодку не врезалось какое-нибудь плывущее бревно.
Несколько слов о снастях и приманках. Спиннинги — обычные для джиговой ловли с лодок, длиной 250-270 см, с тестом по приманкам до 40 г или чуть больше. Шнуры использовали диаметром 0,14-0,15 мм. Такой прочности снасти вполне достаточно для вываживания любого судака, но не знаменитых волжских сомов. Поэтому, когда буквально в первыи же день мы зацепили трех матерых сомов подряд, пришлось сразу же обрывать шнуры, чтобы не мучить рыбу и не рисковать снастями. Несмотря на вроде бы экстремальные условия, основной рабочий вес у нас был 26-28 грамм. При ловле на снос, забрасывая чуть вверх по течению, этого вполне хватало. Где было возможно, использовали и 24 грамма, ловить с этим весом комфортнее, но после начала подъема воды грузила меньше 28 г уже не работали, а перед отъездом пришлось перейти на 36 грамм.
Собираясь в эту поездку, мы взяли полный набор всевозможных приманок. Пока вода была совсем холодная, лучше всего работали пенополиуретанки в самых разных вариантах, главное требование — небольшой размер и максимальная контрастность. Однако по мере прогрева воды ситуация стала меняться, в работу включилась резина, и к концу нашего пребывания практически все поклевки шли на нее. Размер не более 10 см, но десятисантиметровые приманки судак не хватал, а прижимал ко дну и попадался за «галстук». А вот приманки размером от 6 до 8 см он обычно брал в пасть. Считается, что на течении лучше работают виброхвосты, так как у них более широкая амплитуда игры, но в этот раз особой разницы замечено не было. Бросалось в глаза лишь то, что на твистеры чаще попадался берш, на виброхвосты судак, а на поролонки размером 7-8 см брал любой хищник.
Работали кислотные приманки, особенно ядовито-зеленые с блестками и без, лимонные. Хорошо сработали белый и перламутровый цвета — в общем, все яркое и светлое. Красный тоже хорошо работал, но на него по большей части брала щука. Ловить специально мы ее не хотели и даже принципиально не ставили металлические поводки, что обошлось нам в 6-7 откусанных джиговых приманок на пару десятков пойманных за все время щук. Джиг все же не блесна, и он редко попадал в жабры, поэтом всех пойманных щук мы отпустили. Что же касается тех, что ушли со срезанными приманками, то и они, судя по всему, тоже не пострадали. Однажды, когда ловили у края травы, мы на небольшом расстоянии наблюдали, как щука избавляется от обрезанной приманки, застрявшей в ее пасти. Минут пять она бурно вела себя у поверхности, вылетала из воды и трясла головой — точно так же, как она ведет себя при вываживании. Закончилось это тем, что приманка полетела в сторону, а довольная щука тут же ушла в глубину.
Уезжали мы с двояким чувством. В целом поездка была удачная, мы хорошо половили, хотя обошлось и без выдающихся трофеев — самый большой судак потянул на 4 кг. Погода, правда, не всегда радовала, но больших проблем не создавала. Тем не менее негативный осадок остался. Явно чувствовалось, что на Волге рыбы, и прежде всего судака, стало значительно меньше, не говоря уже о трофейных экземплярах. Причина очевидна — это сети. Такого количества мы не видели ни разу за все предыдущие поездки. Были и брошенные сети, были и такие, которые хозяева регулярно проверяли средь бела дня. Никто ничего не боится, все делается в открытую. В ериках ситуация просто катастрофическая: кругом поплавки от сетей, даже пройти на моторе сложно. Что касается борьбы с браконьерами, то она вроде бы ведется, но мы ни разу не видели, чтобы кто-то тралил сети или задерживал нарушителей. Мы как могли боролись с сетями и десятка полтора все же сняли и уничтожили, но делать это приходилось осторожно. Идти на открытый конфликт с местными браконьерами мы не могли: слишком неравные силы.

 

Тимофей ЗЫКИН. Москва

Написать отзыв