Меню 
Skip to content
 

Мастерская рыбалка на Истринском водохранилище

Мастерская рыбалка на Истринском водохранилищеСреди моих друзей много рыбаков самого разного уровня,и таких, кто только начинает осваивать это непростое дело,и тех, кого считают мастерами. К последним относится Роман Бутузов, который не раз побеждал на соревнованиях самого высокого ранга. Знакомы мы много лет, иногда вместе рыбачим, но все летом. Зимой, хотя Роман известен как спортсмен-зимник, никак не получалось. Так что когда появилась возможность, долго раздумывать не стал, тем более что начался период последнего льда.Когда разговор заходит о зимней рыбалке, то всегда слышатся фразы, что вот я-де по первому льду… а у меня в прошлом году по последнему… Понятно, что в эти периоды, обычно короткие, рыба максимально активна и клюет значительно лучше, чем в течение всей зимы. Однако в последние годы часто и не поймешь, что в природе происходит. Когда, например, в начале апреля в Подмосковье рыба клюет, как в глубокое глухозимье, не знаешь, что и думать: то ли рыба сошла с ума, то ли все рыбаки разом разучились ловить. Но если с первым ничего не поделаешь, то во втором случае выход есть: учиться у мастеров.

Отправиться решили на Истринское водохранилище, точнее, в залив у деревни Трусово.

Роман выбрал это место, так как недавно ловил там и знал особенности рельефа. Спустились на лед. Справа – продолжение залива, в который впадают какие-то речушки, слева за поворотом – само водохранилище. Мы двинулись в сторону большой воды.

Я давно не был на этом водохранилище, и меня поразило то, что весь берег залива застроен дачами, коттеджами и какими-то базами. Ни одного свободного клочка земли. Было ясно, что летом здесь просто невозможно ловить, а если судить по количеству всевозможных причалов, то и на воде места будет немного. К счастью, лед пока еще никто не приватизировал.

Идти по льду, покрытому лишь тонким слоем мокрого снега, было нетрудно, и мы быстро дошли до нужного места. Оно было достаточно примечательное: ширина метров 60, а сразу впереди хорошо заметное сужение.

– На первый взгляд, лучше было бы ловить в самом узком месте, но там течение и чистое песчаное дно, рыба там не задерживается, – пояснил Роман.

– Здесь же течения нет и на дне тонкий слой ила, а миновать этот участок рыба все равно не может.

Старые лунки располагались точно поперек русла. Приглядевшись к ним, Роман заметил, что это его лунки недельной давности, но на них за это время никто не ловил, так что придется закармливать. Собирались мы спешно и мелкого кормового мотыля не смогли купить, пришлось смешать полкило среднего (белорусского) с килограммом панировки. Вариант не лучший, но, учитывая, что местные рыболовы кормят просто кашами, без мотыля, мог и сработать.

Просверлив еще ряд лунок параллельно старым, метрах в десяти, Роман занялся их закармливанием, а я начал собирать снасти. Я уже несколько лет как перешел на арбалеты. Снасть надежная и достаточно чувствительная,и леща можно ловить, и плотву. Однако Роман, проходя мимо и рассмотрев снасти, заметил:

– Не сработают. У тебя самая тонкая леска 0,12, а на большинстве удочек 0,14, а здесь рыба капризная, закормленная, максимум, на что берет, это 0,1 мм. Так что эти сматывай и возьми мои, я всегда вожу с собой запас готовых.

Я, конечно, не послушался, и, как потом убедился, зря. Собственно, дело было не в арбалетах, сама конструкция прекрасно работает с лесками любых диаметров, а в том, что леска действительно стояла толстая – она осталась после поездки на Селигер, а там совсем другие масштабы и рыба ведет себя по-другому. По-моему, иметь специальный комплект для каждого водоема – это уже чересчур. Однако поставить на пару удочек «спортивные» лески до 0,1 мм, наверно, все же стоило.

Поняв, что рыба действительно очень настороженно относится к относительно толстым лескам, взял предложенную Романом удочку. Честно говоря, я уже отвык от тонких лесок, за что и поплатился. Клевал в основном некрупный, грамм по 150–200, подлещик. Правда, поклевки были в основном невнятные:

подергивания, короткие подъемы – в общем, не так, как должно было быть по последнему льду. И когда сторожок резко выпрямился, рука сама сделала короткую подсечку. Ощущение было, что зацепил какую-то корягу, но через секунду «коряга» сильно потянула вниз, а рука сама – резко вверх. Если бы стояла «нормальная» леска, все и закончилось бы нормально, но «спортивная», 0,08 мм, даже не пискнула.

Кто это был, я так и не узнал, скорее всего, лещ, но о размерах рыбы остается только гадать.

Среди рыбаков бытует мнение, что если крупный лещ обрывает снасть или просто срывается у самого дна, он уводит остальных лещей с этого места. Похоже, что в этом есть доля правды,так как на лунке, где произошел обрыв, больше поклевок не было вообще, хотя до этого она работала лучше других.

Клев был не слишком активный, чаще всего следовало несколько поклевок, потом перерыв. Между тем Роман, меняя лунки, вытаскивал подлещиков с подозрительным постоянством. Присмотрелся к его тактике. Оказалось, что он методично обходит лунки и, если поклевок нет, не задерживается долее десяти минут, потом чуть докармливает прямо в лунку и переходит на другую. Я последовал его примеру, но, очевидно, чего-то важного все-таки не понял. Когда я садился на лунку, на которой он ловил незадолго до этого, и не видел поклевки, это можно было понять. Но когда Роман сразу после меня из лунки, молчавшей у меня минут двадцать, вытаскивал несколько рыб, это было совершенно непонятно. Подлещик брал почти исключительно на стоячку. Удочки одни и те же, мормышки тоже, мотыль из одной коробки, но у него клюет, а у меня нет.

Где-то в середине дня, когда поклевки стали совсем редкими, мой напарник взял бур, ушел на полсотни метров вдоль берега, сделал шесть лунок и обильно их закормил. На мой вопрос, что он задумал, Роман объяснил:

– Видишь небольшой мысок на берегу? Он явно продолжается и подо льдом. Если рыба идет со стороны большой воды, она должна на него наткнуться и задержаться, здесь и надо закормиться и ловить.

Так и получилось. После обеда поклевки шли фактически только на этих новых лунках. Здесь я столкнулся с проблемой, которая хорошо знакома многим рыболовам. Короткая поклевка, сторожок быстро выпрямляется и тут же опускается под весом мормышки. Успеть подсечь при ловле на стоячку практически невозможно. Не реализовав ни одной из шести или семи поклевок, я заявил Роману:

– У тебя совершенно «нецепучая» мормышка, она просто не подсекает!

– Ты просто не успеваешь,– невозмутимо ответил Роман и показал, как надо ловить при таких поклевках.

Способ оказался простой, но эффективный. Рыболов сидит на ящике, вытянув вперед обе ноги или одну, под рабочую руку.Удочку-балалайку держит в руке так, чтобы указательный палец был на шестике. Рука при этом опирается на колено. Длина лески регулируется так, чтобы мормышка лежала на дне, а сторожок был согнут. При таком положении удочки и руки рыболов реагирует на поклевку практически мгновенно. Второй плюс этого способа состоит в том, что можно легко раздразнивать рыбу легким постукиванием указательного пальца по хлыстику. Если это не помогает, можно подыгрывать кистью. В эффективности способа я сам быстро убедился, количество пустых и реализованных поклевок, во всяком случае, стало сопоставимо.

Обычно зимой поклевки прекращаются часа в четыре-пять, у нас же рыба клевала до восьми вечера – возможно, клевала бы и дальше, но надо было возвращаться домой. Конечно, Роман обловил меня вчистую. Но я успел чему-то у него научиться. И это главное. Жаль только, что вот-вот резко потеплеет и применить новые знания я смогу теперь уже только следующей зимой.

Николай Чевтайкин. Москва

Из материалов газеты «Рыбак-рыбака»

Написать отзыв