Меню 
Skip to content
 

Неклевое лето в Забайкалье

Неклевое лето в ЗабайкальеКак-то странно, странно и незаметно, улизнуло лето. Именно улизнуло. И вспомнитъ-то особо нечего. Хотя были озера и рыбалка на них. Но озера озерами, а вот реки, мои любимые речки, в этом году не радовали.

РЕКИ: ВСЕ ЛЕТО БЕЗ РЫБАЛКИ

Первый большой паводок случился как раз в начале лета. Это был сезонный залповый выброс воды из-за быстрого таяния ледников в горах. Так у нас почти каждый год случается. Но не успела вода просветлеть и пойти на спад, как на Забайкалье обрушились циклоны. Прям как у Хазанова: «в деревне Гадюкино — дожди». Циклоны выстраивались один за другим у границы Монголии (которая, кстати сказать, немало пострадала в этом году от паводков) и прямиком шли в Забайкальский край. Ситуация развивалась под лозунгом «старожилы такого не припомнят». В самом деле, таких дождей у нас не было лет десять. Обусловлено это гидрологической цикличностью забайкальского региона. Выглядит она примерно так: десять лет засуха, следующее десятилетие — дожди. Есть еще большие и малые водные циклы, но углубляться в гидрологию региона не стану. И так с начала лета и по конец августа наши реки для рыбалки были непригодны — ну, или малопригодны. Во всяком случае, поймать ленка или хариуса в мутных больших потоках не представлялось возможным. Но все когда-то заканчивается, закончились и у нас паводки на реках. Случилось это только в конце августа.

Вода в реках упала до почти приемлемого уровня, но главное -очистилась от мути. А это, пожалуй, самый значимый фактор для ловли ленка и хариуса.

ОЗЕРА НЕ ПОДВЕЛИ

На озерах Арахлейской гряды, куда я время от времени наведывался, чтобы утолить рыбацкий голод, дела обстояли значительно лучше. Попадая сюда, нервы, становятся как ножи охотничьи от напряжения! Озеро не река: стоячий водоем, конечно, отзывается на проливные дожди подъемом воды, но, во-первых, это не сопровождается ее замутнением, а кроме того, в предыдущие засушливые годы значительно сократилась площадь Арахлейских озер, и в этом году вода отвоевала часть суши обратно. По моим наблюдениям, озеро Тасей приросло аж на три метра. У берега, где в прошлом году росла трава и молодой ивняк, теперь играет карась на зорьках. И это несомненный плюс.

Карася я на Тасее пробовал ловить, но карась шел мелкий, примерно с ладонь. Может, со сменой водного режима крупная рыба отошла от берега. Точно утверждать не могу, но за несколько рыбалок на Тасее исправно клевали только пятачки.

Зато открытием этого сезона для меня стало озеро Большой Ундугун. Царство плотвы — так про себя назвал я этот водоем. Плотва клевала там везде и всегда. С берега и с лодки, днем и ночью. На червя, перловку, кузнечиков — практически на все, что было съестного под руками.

Озеро Шакша, куда я выезжал на предмет «за щукой погоняться», работало, если можно так выразиться, с переменным успехом. Щука не плотва, и хватать все подряд не станет. Шакшинская щука оставалась верной себе, то есть показывала свой характер. Мол, я не наивная плотва хватать все, что в воде движется, а серьезный хищник, и меня так просто не взять!

Проплавав на лодке все утро по Шакше, обловив традиционные места и не ощутив ни одного щучьего удара, я углубился в изучение содержимого своих рыбацких коробочек. Но и регулярная смена «резины» (виброхвостов), «железа» (блесен) и «дерева» (воблеров) к положительному результату не привела. Оставалось ждать вечернюю зорьку и уповать, что на охоту хищник все-таки выйдет.

И вот озеро успокоилось, только легкая рябь слегка изламывала отражение облаков. Комары, воспользовавшись штилем, с легкостью преодолевали расстояние в несколько сотен метров от берега до объекта предполагаемого питания, сидящего в лодке, то есть до меня. Одним словом, начинался вечер.

Трава, время от времени цеплявшаяся за блесну, уже перестала нагонять в кровь адреналин. Я находил коридоры и методично прокидывал свободные от водорослей пространства. Очередная «трава» повела себя странно. Она сначала потянула снасть вбок, после чего из воды вылетела... извивающаяся щука. Хищник схватил приманку почти у самой лодки, когда блесна находилась в полуметре от поверхности воды.

В бесклевье внимание невольно притупляется и переключается на разные отвлеченные вещи, и когда происходит поклевка, которую уже и не ждешь, возникает удивление, приводящее в какой-то ступор. Я и сообразил-то не сразу, что произошло — и что пора действовать. Пока я осознал ситуацию, щуке удалось завести леску за якорный фал, после чего рыба остановилась. Замер и я. Так мы стояли с полминуты не шелохнувшись. Решив, что спиннинг в моих руках — вещь в данной ситуации практически бесполезная, откладываю его в сторону и берусь за фал. Леска от рывков хищника затянулась вокруг рыбы петлей. Быстро выбираю якорь и переваливаю через борт вместе с ним и двухкилограммовую щуку. Ура!

Ко второй поклевке я уже был готов, и она произошла. Следующая щука схватила приманку, как и первая, почти у самой лодки. Но все произошло, как говорится, с руки. И подсак был на месте, и фрикцион работал как нужно, и к якорному фалу я рыбу уже близко не подпускал. После поимки второй щуки на ту же блесну — серебряную меппсовскую «Аглию Лонг» № 2 с красной бусинкой в сердечнике — клюнули еще два окуня. Приманка эта всегда на Шакше великолепно работала по щуке. Еще немного поплавав среди полян водорослей, решаю: хватит на сегодня, тем более что и солнце уже почти скрылось за сопками.

РЕКА ЧИТА: ПЕРВАЯ ВЫЛАЗКА

Встречаю на реке Чите знакомого рыбака. «Ну как рыбалка?» — спрашиваю. В ответ слышу фразу, которая охарактеризовала весь прошедший летний сезон: «Да какая рыбалка! Все лето удочку пихнуть некуда было!» Поговорив о дождливом лете, мы расходимся в разные стороны. Рядом с ним лежало много разных снастей. Воблеры расцветок, как попугай лори. По настроению рыбака было видно: не до разговоров человеку, рыбачить надо! Не терпелось и мне скорее обловить устье одного из притоков Читы. Ручей этот называется Подволок. В конце плеса замечаю расходящиеся по воде круги. Бульк-бульк — слышались характерные звуки выхода рыбы на поверхность. Хариус явно стоял в конце струи и кормился поверху. Снарядив свою любимую болонку парой обманок, морковной и болотной, запускаю настрой в воду. Чуть притормаживая проводку, чтобы приманки слегка «взлетали» над дном, отпускаю леску с катушки. И начинается! Так всегда бывает после продолжительной большой воды. Скатившийся с верховьев реки хариус пировал вовсю! Поклевки случались на каждой проводке. Рыба вела себя дерзко. Засеченный хариус упирался в струе, так, будто на крючке ленок. Но вот на очередной проводке клюнул и ленок. Рыба встала в струе, как говорится, мертво. Пришлось спускаться ниже по течению, дабы вывести ленка на более спокойную воду. Благополучно вывел его на гальку, а потянул этот ленок на полтора килограмма.

Буряты ведут счет времени по лунному буддистскому календарю. По их летоисчислению, нынешний год — это год черного водяного дракона. Нынешним летом мы почувствовали, что это такое. Многолетний засушливый период закончился, и теперь всем заправляют водные духи. Так говорят старые буряты. А нам, рыболовам, остается только радоваться — и не терять времени даром.

Сергей МИРТОВ. Чита (Фото автора)

Из материалов газеты «Рыбак-рыбака»

Написать отзыв