Меню 
Skip to content
 

Осенний лосось в Забайкалье

Осенний лосось в ЗабайкальеОсени рыбаки Забайкалья ждут с нетерпением. Самые нетерпеливые уже с середины августа при первой возможности выезжают на реки, чтобы попасть на клев ленка и хариуса, которые из ручьев и речушек, текущих в дебрях тайги, начинают уходить в большие реки.

ОСЕННИИ СКАТ

Поначалу рыба идет небольшими косячками: в местах летнего нагула корма еще хватает. Днем температуры пока вполне летние, по вечерам стаи поденки буквально застилают водную гладь. Но ночью уже ощутимо прохладно, и температура воды медленно понижается — впрочем, в таежных речках она даже летом редко выше десяти градусов. Скорее всего, рыба начинает скатываться, улавливая изменения в продолжительности светового дня. Но есть еще и потребность в корме. Рыба ищет не где глубже, а где сытнее. Зимние квартиры для рыбы — это гарантия, что до дна не промерзнет, и что корма хватит.

В сентябре, пока еще не очень холодно, небольшие косяки рыб скапливаются на глубоких плесах и ямах, где достаточно корма. Там образуются уже косяки. Найти такое место — большая удача для рыболова. Остается только подобрать уловистую приманку, и хорошая рыбалка практически с одного места обеспечена. К приманкам, а именно мормухам, хариус и ленок относятся очень придирчиво. Пристрастия к их цвету и размеру у рыбы может меняться по нескольку раз за день. Например, сегодня с утра хариус предпочитает обманки морковного цвета, а ближе к обеду хватает только так называемые болотники — обманки табачного и темно-зеленого цветов. А завтра рыба может атаковать только черные и серых оттенков обманки.

Осенняя миграция забайкальских лососей — это медленное, с усиленным питанием, продвижение к зимовальным местам. С конца августа и до середины сентября хариус распределяется более или ме нее равномерно. Часть его уже успела спуститься из ручьев в реки. А та рыба, которая забралась летом в самые верховья, в этот период подходит в среднее течение таежных речушек. То есть ловить лосося сейчас можно и в больших реках, и в притоках.

ПРИВЕТ ИЗ ПРОШЛОГО

Гостил недавно в Чите мой тезка Сергей из Москвы, начинающий рыбак, пытливый и любознательный. До этой поездки рыбачил только на московских прудах. Ловил окуньков, плотвичку и ершиков для домашнего кота. И мечтал о таежных походах. В этом году он купил билеты на сапсан и хотел было ехать в Нижний Новгород, но я его убедил приехать к нам, в Забайкалье.

Едем на Черемховку — приток Ингоды. Забираемся как можно дальше по речке, до предела проходимости моей машины. Тайга встретила нас, как и положено, обилием гнуса. Обливаемся репеллентами, берем снасти и по звериной тропе уходим вверх по речке. Минуем скальный отвесный прижим, где Сергей захотел забраться на утес и посмотреть на тайгу сверху. Я был не против, но только с одной поправкой — после рыбалки. Так мы и поступили. Прошли еще три километра, Сергей получил от меня необходимый минимум знаний по ловле хариуса в горных реках Забайкалья, собрал удочку и направился вниз по реке. Облавливая перспективные места, я двинулся за ним. Время от времени мы останавливались, чтобы снять на фото дикие забайкальские пейзажи. Рыбалка была средняя, хариус к этому времени уже спускался, но предпочитал кормиться поверху. Нам удалось поймать с десяток. Московский гость был в полном восторге, невзирая на постоянные атаки комаров.

Наконец мы дошли до гольцов, положили снасти и полезли вверх по скале — удовлетворить, как сказал Сергей, его «пацанский интерес». Забрались до первой небольшой площадки между курумником и отвесной стеной, решили отдохнуть, полюбоваться природой. Я перехватил взгляд Сергея — он смотрел не в даль, а себе под ноги. «По-моему, это клад!» — сообщил он изменившимся голосом. Гляжу, а в шаге от нас из-под камней торчит бокс — в таких раньше привозили кинофильмы в сельские клубы. «Самородки! — мелькнуло у меня в голове. — На худой конец царские червонцы, припрятанные кем-то в забайкальской глухомани на черный день». Аккуратно достали бокс из-под камней, открыли крышку — а там пачка чая со слоном, расфасованная в 1979 году, икра кабачковая, банка иваси того же года, сахар в литровой банке, закрытой пластмассовой крышкой, крупа перловка, сало, завернутое в грубую пищевую бумагу коричневого цвета, пластмассовая емкость с табаком-самосадом, две армейские шнуровые ракетницы и напильник с советским знаком качества. Рядом нашли истлевший солдатский вещмешок. В нем было с десяток капканов, несколько мотков проволоки, две пары петель, сделанных из автомобильных тросиков. Такой вот таежный привет из прошлого. «Тридцать лет спустя», одним словом.

Сложив все в обратном порядке на место, мы пошли назад к машине. Все эти годы «клад» ждал своего хозяина, но так и не дождался. Кем был этот неизвестный человек? Почему он не воспользовался припасами? Оставалось только гадать.

Уж извините за отступление. Не все ж про рыбалку! Иногда полезно и под ноги посмотреть — а вдруг там клад.

ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

По многолетнему опыту знаю: как только задул ветер с востока, жди «монгола». Монголом у нас называют циклоны, приходящие к нам из Монголии. Ближе к концу сентября, каждый год примерно в одно и то же время, в Забайкалье приходит циклон со снегом. На перевалах и в горах этот первый снег уже не тает до будущей весны. Я всегда жду этот циклон, потому что пик активности лосося приходится на тихие, серые дни со снежком. Иногда хариус выскакивает из воды и хватает снежинки, принимая их, видимо, за насекомых. Ленок полностью переходит на питание придонными насекомыми. В дни, когда господствует монгол, ловить на спиннинг совершенно неэффективно. Зато искусно сделанную обманку, имитирующую личинку стрекозы или ручейника, ленок хватает с удовольствием. Ловля поплавочной проводочной удочкой в этот период становится самой результативной.

Последний мой выезд на Ингоду пришелся как раз на такой вот день с мокрым снегом. Первый ленок клюнул на обманку буквально на второй проводке. Взял он на самом выходе с плеса в перекат, где течение разгоняется. Желудок рыбы был буквально набит личинками стрекозы. Я сходил ради интереса к машине за спиннингом и, снарядив его девятисантиметровым составным воблером от «Рапала», прошел весь плес и перекат, методично облавливая все подходящие места. Ни одного удара и даже прикосновения к приманке! Хотя этот воблер прекрасно работал все лето именно по ленку.

Сменил снасть: прошел те же самые места, но уже с проводочной удочкой, оснащенной обманкой морковного цвета. Моими трофеями стали два хариуса и два ленка. Клевала рыба все там же, на выходе из плеса.

Но вопрос все же остался. Почему ленок, который в общем-то больше хищник, предпочитает насекомых и полностью прекращает питаться мелкой рыбой? Вероятно, рыбе в это время гораздо выгоднее по энергетическим затратам собирать корм со дна, которого там много, нежели гонятся за мальком.

Сергей МИРТОВ. Чита (Фото автора)

Написать отзыв