Меню 
Skip to content
 

Пора ловить налима

Пора ловить налимаНаконец-то море встало. Лед даже при небольшом минусе быстро нарос до 15-20 см. Конечно, такой долгий ледостав с сильными ветрами сделал море труднопроходимым — наторосило, местами набило горы льда. Мы трудностей не боимся, к тому же знакомые отца два дня назад нашли в том районе, куда мы собрались, налима, и их уловы впечатляли. Может, и еще больше бы поймали, но кончилась сначала тюлька, а потом, когда налим стал жрать пустой балансир, закончилось терпение у менее успешных напарников. Ловили вчетвером, никто не мешал.Найти место, конечно же, сложно, но не в наше время высоких технологий. Один «звонок другу» — и налимий пятак в указанном направлении и на нужном отдалении от берега в навигаторе.

Налимьи снасти готовы с начала сезона. Суперудочка неубиваемая, тяжелого класса, выточенная когда-то отцом из стекло-пластикового прута, используемого в бурановских гусеницах. Таскаю ее с собой постоянно, на всякий случай, зато рюкзак освобождается от ненужного чехла с блеснилками и мормышками, да еще и кило балансиров долой.

Ветер обещали восточный — с берега. Небольшой морозец. Снега на льду немного, на нем редкие следы снегоходов, и уж вовсе не разглядеть тропы пешеходов. На редкость малолюдно в округе. Лишь мы, да километрах в полутора в стороне видно троих — бегают, тоже, похоже, налима промышляют.

До первого небольшого тороса всего с километр. Торосы обычно обильно засыпаны снегом и могут быть «живыми». Объезжаем, ищем следы промысловиков. На точке ни одной лунки, пробуем дно — барабан. Настолько звонко, что сразу верится, что налимы где-то здесь рядом точно есть. Времени около двух. Рановато, но в середине января, перед нерестом, он обычно и днем себя проявляет.

Выезд этот первый, и сколько налима, где он — совершенно непонятно. Рыбинка вообще местами непонятна. Но рыбалка  здесь отличная. Не нужно покупать туры в Англию, чтобы хорошо и красиво порыбачить! Ладно, вернемся к теме. Разбегаемся в стороны на полсотни метров друг от друга. Лед и вправду хорош — искать одно удовольствие. Вот только не та активность рыбы, чтобы сидеть по пять минут на лунке. В «чистом поле» искать рыбу без визуальных ориентиров сложно, но я себе отметил крайнюю вешку ближней сетки. На ровном в общем-то поливе с глубиной три метра и чистом дне сеть это искусственная стена, которую многие рыбы захотят обойти стороной.

Ровный и ритмичный стук мормышки по дну вдруг нарушает какой-то сбой. Приходится выйти из нирваны снежного моря и сконцентрировать взгляд на кончике удочки: что это было? То ли наледь на леске внезапно неправильно скребнула по кромке льда в лунке, то ли леска свалилась с ледышки, намерзшей по краю тюльпана, и встала на место. Но наледи немного, льда на тюльпане нет... Налим?

Оклик Сергея, который сел метрах в тридцати от меня: «Уже хотел к тебе идти, поговорить!» Поворачиваю голову — у его ног извивается налим кила за два весом! Отличное начало! А ведь на льду всего полчаса! Смещаюсь в его сторону и делаю пару лунок — ничего. Да он и сам не сидит на месте, разбуривается. Павел в сотне метров в стороне делает резкое движение удильником — похоже, подсекал. Ищем свою рыбу, отбегаю в сторону.

Снова ритм сбит каким-то движением. Мормышка на подъеме с кем-то столкнулась... Сижу жду. Стучу то более плавно, то ускоряюсь. Замираю на дне... Снова показалось?

К сумеркам со стороны берега показывается вереница снегоходов — местные тоже двигают сюда и садятся в полукилометре от нас. Пойдем к ним. Время летит неумолимо, и вот уже серость сумерек сменяет темнота. Минут пять сижу на лунке и чувствую, как вокруг мормышки постоянно крутится налим. То кувырнет, то мормышка свалится с него. Ушел куда-то... Сергей позади тоже чертыхается, пытаясь соблазнить привередливого одноусого. Парни стучат раза в два чаще, чем я, и амплитуда меньше. Ускоряюсь, подстраиваясь, и налим тут как тут, снова себя проявляет, агрессивно крутится вокруг мормышки, постоянно сбивает ритм и лишь иногда чуть прикусывает хвостик тюльки. А главное, что все чаще его переворачиваю — он встает над мормышкой. То есть ему уже совсем не есть хочется. Главный момент преднерестового жора, похоже, упущен.

Заряжаю блесну со светонакопителем и кидаю в лунку. Даже раза взмахнуть не успел -четкий тычок. Протащил метр — и сход. Времени полседьмого. Первая внятная поклевка! Смещаюсь метров на пять — два невнятных тычка в блесну. Да что это такое! Бывали раньше привередливые налимы, с особой подозрительностью относящиеся к моей мормышке с тюлькой, но чтобы в таком количестве?

Павел сел на лунку, и у него сходят подряд три налима. Одного, весом за полторашку, вытаскивает в соседней лунке. Кто-то за три кило рыбу поймал — разговоры из темноты. Но все одиночное, хотя и время, и место обязывают налима собраться в большом количестве.

Еще несколько лунок. Смотрю на навигатор — всего пятьсот метров мористее есть весенняя точка с небольшим перепадом глубины и твердым дном. У напарников в том же направлении тоже точки есть. Но где-то там были большие торосы. Пройдем ли? Товарищи зависают в месте поимки налима, я же собираю снасти и иду в темноту.

Временами идти очень некомфортно — какие-то темные пятна вокруг; лишь слегка подсвечиваю дорогу навигатором, замечаю торчащие глыбы льда. Проваливаюсь по колено в сугробы. Под снегом вода. Неприятный холодок при мысли о ночном купании в стоящих ежом льдинах. Наконец-то лед выравнивается.

Точно в точке бурю лунку и оборачиваюсь — в мою сторону двигаются огни. Мормышка кувырнулась раз, другой. Стучу быстрее — пляшет. И вот уверенный прижим — подсечка. Есть! Первый налимчик на льду. По размеру не очень. На часах 20:30! Очень трудовой налим в этом году!

Подошли товарищи:

— Как ты там пролез без фонарика? Мы чуть ноги не сломали.

— Так я не видел, что там торосы, мне и нестрашно было.

Разбежались. Мормышка раз столкнулась на подъеме с чем-то

— и все. Еще минут пять посидел

— тишина. Бросив удочку на лед, полез в карман еще раз посмотреть время. Поднял удочку — тяжесть! Подсечка — и еще налимчик, уже под кило, на льду! Такая редкая поклевка — в тот момент, когда мормышка лежит на дне. Еще пять минут, и снова подход.

Снова налим вьется вокруг тюльки. Замираю в нескольких сантиметрах над дном. Тихо. Бросаю мормышку на дно, но удочка в этот раз в руке и леска натянута. Вес мормышки пропадает. Рыба чуть тянет и снова поднимает тюльку вместе с мормышкой. Чуть натягиваю леску, приподнимая удочку. Да, тяжесть на том конце чувствуется, значит, время подсекать! На этот раз налим явно за кило. Вот интересный клев. Три с лунки, но сколько же их ждать пришлось?

Почти час втроем разбуриваем пятак льда. Налима здесь больше нет.

Решаем идти обратно. И вправду пару раз в торосах чуть не навернулся — как вреден свет фонарика.

Идем к людям, вроде кто-то подавливает. Ставлю блесну со светонакопителем, во второй же лунке четкий тычок — еще и посидеть толком не успел! Налим больше килограмма. Сразу же бросаю блесну обратно в лунку -еще щипок, чуть подкинул на паузе. Сергей позади дергает налима — на мормышку, тоже со светонакопителем. А у меня тишина. Разбуриваюсь, хотя уже без энтузиазма. В принципе понятно, что налим есть. Но не каждый год он в нерест жрет.

Полночь... Может, хватит издеваться и над собой, и над налимами? Была бы надежда, можно и ночевать, но сегодня, похоже, пора к дому.

Вот ведь парадокс. В годы, когда тюльки не достать, налим с ума сходит. Жрет. А этой осенью загодя забили морозилки тюлькой в предвкушении налима, так льда дождаться не могли до самого нереста. Что ж, теперь можно успокоиться, запомнить этот сложный сезон и забыть о налиме до марта.

Алексей ГАЛКИН. Рыбинск, Ярославская область

Из материалов газеты «Рыбак-рыбака»

Написать отзыв