Меню 
Skip to content
 

Рыбалка на Кожуховском пруду

Рыбалка на Кожуховском прудуВ один из дней последней недели сентября решил отправиться на Кожуховский пруд, его еще называют Теплым, а иногда и Чудо-озером. Это зарегулированное старое русло Москвы-реки в бетонных берегах. Пруд на глазах зарастает подводными джунглями, и многие популярные места, где еще несколько лет назад одновременно сидело три-четыре рыболова, сейчас покрылись непробиваемым для поплавков ковром растительности. Не всегда выручает и дальний заброс: подсеченную рыбу не просто подвести к берегу.В последние два года с их аномально жарким летом процесс зарастания усилился, и, отправляясь на пруд, я хотел узнать, что изменилось за лето. Встреченные знакомые делятся интересной информацией, а вот сидят два старых рыболова, с которыми доводилось пересекаться и на других водоемах Москвы. У одного карась хоть изредка, да клюет, другой уже полтора часа не видит поклевки, хотя насадка у них одинаковая, из одного батона. Я напомнил неудачнику, как прошлой осенью он обловил меня на этом же пруду, всего в 30 метрах дальше по берегу. Тогда в его «клевом» окошке размером всего-то 10 на 10 см оказалась микроямка глубиной в несколько сантиметров. И не могла мне помочь ни более изящная оснастка, ни переход на ту же самую насадку, что и у везунчика, ни укладывание поплавка в 15 см от его поплавка, ни заходы справа и слева от него. А сегодня вот у тогдашнего везунчика постный день. Посмеялись. И все согласились, что местный карась будет теперь ловиться не на «местах», как когда-то, а буквально в точках. Но и точки будут постепенно исчезать под напором аквафлоры.

Интересовали меня еще и отзывы рыболовов о летнем клеве карася в Подмосковье. По общему мнению, лето было крайне неудачным, а его вторая половина — просто провальной. Почти не оправдались надежды карасятников и на сентябрь, так и не подаривший бабьего лета. Я и сам после посещения нескольких столичных прудов затосковал: настолько редки были поклевки. А тут карась все-таки поклевывает. Правда, вода еще довольно теплая — дует холодный северный ветер, но вода парит. Это сброс с ТЭЦ, от чего пруд не замерзает и слывет теплым. Но сегодня я пришел не за карасем.

На пруд я отправился не только разведать обстановку, хотелось еще и уклейку половить, чтобы частые поклевки помогли обрести душевное равновесие после затяжного бесклевья. К тому же необязательно было подниматься затемно и ловить можно без прикормки, если знаешь, где постоянно держится шустрая рыбка.

Так, неспешно прогуливаясь по берегу водоема и беседуя с рыбаками, я добрел до намеченного места и обустроился. Здесь довольно сильное течение с завихрениями, суводью, а уклея выдает себя всплесками и мельканьем серебристой чешуи. У меня пятиметровый мах, снимаю с него комель и ставлю карасевую оснастку с малюсеньким крючочком. Спортсменов, привыкших ловить уклейку со скоростью до шести штук в минуту, удивила бы не только моя оснастка, но и насадка. Вместо безотказного опарыша я беру очень крутую болтушку, которую не сразу смоет течение. Словом, делаю все, чтобы затруднить себе Ловлю, потому что моя задача не наловить как можно больше, а поймать так, как мне хочется.

Техника и тактика ловли уклейки не раз описывались спортсменами в мельчайших деталях, и молодым рыболовам было бы полезно воспользоваться опытом мастеров. У меня же на 3-4 уверенные поклевки, когда кажется, что рыба просто обязана сидеть на крючке, приходится лишь одна рыбка, а то и сход. Но такая рыбалка заставляет быстро реагировать, держит в тонусе, в этом плане даже пустая подсечка во благо. А пустая она потому, что крупная уклейка покинула Теплый пруд после постройки очистных сооружений, но о причинах ее бегства можно только строить предположения. Для оставшейся же мелкоты насадка великовата, вот она и терзает ее.

Иногда мелочь умудряется сдернуть насадку. Приходится увеличивать спуск, пускать насадку ближе ко дну: там держится рыбка чуть покрупнее, клюющая более уверенно. Среди рыболов распространено мнение, что уклея обитает исключительно в поверхностном слое, и поэтому выставляется спуск не более 40-50 см. Однако достойные экземпляры предпочитают держаться отдельно, значительно ниже, и нередко берут насадку непосредственно со дна. Болтушки я взял немного, на пару часов ловли хватило.

Меж тем время перевалило за три часа, ветер заметно утих, чуть потеплело. Только когда встал размяться, почувствовал, какого напряжения требует такая рыбалка — с постоянной заряженностью на подсечку. Оставляю все вещи на месте, а сам опять брожу по берегу, веду беседы и присматриваюсь. Уходить не хочется. Карась кое-где поклевывает. А не попробовать ли и мне? Знакомые снабжают куском свежего батона, на прикормку получаю уже размоченный хлеб.

Присоединяю комель и ставлю 5-метровую оснастку с тем же крючочком. Теперь могу перекинуть сильную струю, в которой ловилась уклейка, и помещать насадку ближе к травяному острову, но легкий поплавок топит отбойное обратное течение.

Пробую поставить другой, чуть более грузоподъемный поплавок на ту же леску. Но и второй поплавок засасывает суводь, так как при ловле карася я кладу подпасок и, следовательно, насадку на дно. Добавляю еще одно грузило и надеваю соответствующий поплавок.

Теперь поплавок едва колышет суводь, можно приступать к ловле. Пока я экспериментировал с поплавками, заранее подброшенная хлебная прикормка, видимо, сработала — пошли поклевки. Не уклеечные, а карасевые. Как я их различаю? Если уклея находит хлебный прижим, то долбит его с пулеметной скоростью, и поплавок начинает плясать на месте. Карась же знакомится с насадкой не спеша: потычка — и большая пауза, еще потычка — и снова пауза. Карась не торопится атаковать насадку и даже после нескольких предварительных проб не всегда отваживается взять угощение.

При ловле карася не требуется такая концентрация, как при ловле уклейки, он предварительными «намеками» позволяет приготовиться к подсечке. И вот на крючке один, второй, третий. Пойманные экземпляры явно не дотягивают до местного стандарта, но я, откровенно говоря, и на таких не мог сегодня рассчитывать, поскольку карась забрался в подводные заросли и со смаком там чавкал — во время экскурсий по берегу я несколько раз слышал чмоканье и хруст жирующих карасей. На любом другом пруду эти звуки заставили бы рыболовов отказаться от рыбалки. На другом, но не на этом.

Здесь же карась к вечеру заметно активизируется, поклевки учащаются и становятся более уверенными. Попробовал играть насадкой и несколько раз слегка пошевелил ее — в ответ поплавок приподнимался на несколько миллиметров. Летом он бы наполовину вылез или мгновенно юркнул под воду, а сегодня я рад и такому едва заметному знаку внимания.

Вот приловом пошла и плотва — она глотает насадку жадно. Течение вдруг заметно ослабло, что позволило использовать самый легкий поплавок, который передавал все нюансы поклевки и делал рыбалку интереснее и эффективнее.

На хлебную прижимку польстился даже жерешок, что, впрочем, меня не удивило, так как здесь время от времени попадаются особи до полкило. Тут не только жерех, но и килограммовые сомята не брезгуют хлебом, не говоря уж о белых амурах. Пока я размышлял о вкусовых странностях местных хищников, подошедший незнакомец сообщил о только что пойманном доночниками толстолобике на 5 кг. И я опять не удивился. Не зря же этот пруд в Москве раньше называли Чудо-озером.

Уже почти в сумерках заставил себя прервать рыбалку. Шел всего-то на два-три часа, а застрял до вечера. В этот день на Теплом пруду было соблюдено классическое «единство времени и места», заставившее меня забыть обо всем на свете.

 

Евгений Сидоров. Москва (Фото автора)

Написать отзыв