Меню 
Skip to content
 

В ожидании селигерского леща

В ожидании лещаПросматривая в интернете информацию по рыбалке на Селигере, наткнулся на короткое сообщение: «Радость-то какая! Наши мучения закончились, Волоховщинский плес встал, толщина льда 8-10 см. Завтра идем за лещом!» За тех, кто сейчас на Селигере, порадовался, а самому стало немного обидно, потому что совсем недавно вернулся с Селигера, так и не половив леща.Селигер относится к тем водоемам, куда можно приезжать в любое время года, и всегда он радует приличными уловами. И зимой масса возможностей. Это и ловля на жерлицы матерых щук, и погоня за упитанными окунями с балансиром, и конечно, охота за знаменитым селигерским лещом.

Места зимовки леща хорошо известны местным рыбакам, и они не делают из этого тайны. Только лови! Но в этом году лещатники долго оставались без дела — не было льда.

Обычно лед встает на селигерских плесах в начале декабря. Это самая горячая пора у всех рыболов. Как уверяют, клюет все: и лещ, и щука, и окунь, так что хоть разорвись. Но этот период очень короток, пара недель — и наступает глухозимье. В этом я убедился в прошлом году, когда в первых числах января ловил на лучших лещёвых местах у деревни Задубье. Лещ брал, но лениво, как обычно он берет на подмосковных водохранилищах в феврале. Наловить можно, но нужно постараться.

В этом году, когда нас пригласили встретить Новый год на одной из рыболовных баз, я, поскольку ледостав припозднился, очень надеялся попасть на хороший клев леща. По приезде первый вопрос: как лед? Местами у берега он был сантиметров 10-12, кое-где и толще, а метрах в десяти от берега лишь 3-4 см — пешней пробивался на раз. Хорошо еще, что снегу на льду практически не было и граница прочного и тонкого льда была хорошо видна. Нормальному становлению льда помешал, в том числе, штормовой ветер, полосой пронесшийся от Скандинавии до самой Москвы. Ветер ломал лед и сбивал его к берегу. Здесь льдины прихватило легким морозом.

Поскольку на леща, который держался на плесах на глубине 10-12 метров на приличном расстоянии от берега, рассчитывать не приходилось, мы решили, отправиться на лесные озера. Их в округе деревни Заплавье, где мы остановились, довольно много. Лед на озерах всегда встает раньше, чем на плесах. На разведку отправились на озеро Большое Пестино — оно всего в нескольких километрах от деревни. Рыбы в нем, по словам местных рыболовов, много, особенно озеро знаменито крупной, чуть ли не до килограмма, плотвой, матерой щукой и ершом, размером с ладонь. При средней глубине 3-3,5 метра, на озере есть и яма до 7 метров, где и держатся крупные лещи.

Но оказалось, что и на озере лед тонкий. В первый выезд мы смогли обловить только прибрежную зону шириной 15-20 метров, дальше от берега не рискнули заходить, хотя и имели при себе спасалки, веревки и даже спас жилет.

Как уверяют местные рыбаки, клев на озерах, в отличие от плесов, очень капризный, на одном и том же месте можно просто обновиться, а спустя пару дней при той же погоде вообще не увидеть поклевок. Капризна рыба и в отношении насадок.

Мы с напарником Михаилом пробили вдоль берега десятка два лунок, но и намека на поклевку не было. Было полное ощущение, что вся рыба стояла под черным тонким льдом ближе к середине озера. «Придется искать», — философски заметил Михаил и, посмотрев почему-то на небеса, отправился к небольшому заливу в двухстах метрах дальше по берегу. Интуиция его не подвела — там примерно на трехметровой глубине стояли плотва и окунь. Местная плотва отличается отменным вкусом, так что я с удовольствием занялся ее ловлей. А Михаил, достав удочку с небольшой вертикалкой, отправился искать крупного окуня.

В Подмосковье, чтобы удачно ловить плотву, ее приходится постоянно подкармливать. Здесь же было достаточно опустить мормышку с несколькими крупными мотылями, чуть-чуть поиграть — и можно было вынимать очередную рыбку. Прошлой осенью я уже ловил на этом же озере плотву, вела себя она тогда очень активно и с ходу топила поплавок. Но сейчас, зимой, поклевки были не просто осторожные, а какие-то я бы сказал, нежные. Сторожок лишь чуть тормозился или чуть быстрее распрямлялся. При этом у вытащенной плотвички весом всего 50-60 грамм вся мормышка (тульская тройка) оказывалась во рту. По какой-то причине на стоячку поклевок не было вообще, мормышка обязательно должна была двигаться. Какая игра — максимально частая или совсем медленная, или просто медленный подъем, — значения не имело.

Ловля меня захватила, и я не заметил, как подступили сумерки. В это время вернулся Михаил с пакетом окуней. Крупных, от 300 грамм, было всего с десяток, ну и мелочь для кошек, живущих на базе.

Ночью подморозило. В протоке, отделяющей остров Кошелев от деревни, лед окреп, и по нему всюду можно было спокойно ходить. Утром мы вместе с подъехавшими рыбаками устроили в протоке массовую охоту на окуня. Окуня было много, но он был разрознен. Пара лунок — один окунь. Хорошо еще, что лед был не толще 8 см и моя «Рапала» проходила его с трех оборотов. Кто ловил на блесну, кто на балансир, кто на мормышку с мотылем. Как ни странно, но победила мормышка. Дело не в том, что окунь предпочитал мотыля, а в том, что на дне было много веток и коряг, поэтому более «зацепистые» приманки и проигрывали. Потеряли на всех только одну блесну и пару балансиров, но каждый раз при освобождении приманки окунь разбегался, хотя и считается, что он не боится шума.

Приехавшие рыбаки привезли с собой жерлицы и серьезно настроились на щуку. Местные ловят ее на поставушки — стационарные жерлицы из куска резинового шланга, на который намотана леска. Их расставляют, как только окрепнет лед, и снимают весной. Пока мы охотились за окунями, на всех лучших местах в протоке уже стояли поставушки (когда только успели расставить!), так что нам с нашими обычными жерлицами там делать было нечего. И мы еще с несколькими рыбаками снова отправились на Пестино.

Наловили живца, все той же мелкой плотвички, и, зарядив жерлицы, разбрелись кто за плотвой, кто за окунем. Вскоре я услышал чей-то победный вопль — это попалась первая щука, и вполне достойная, на 3,4 кг. Все прибежали на нее поглазеть — и еле успели разбежаться в стороны, когда лед, все еще довольно тонкий, начал прогибаться и трещать. Поймали и еще несколько щучек, а одна килограмма на три сошла, когда ее пытались вытащить из воды, взявшись за поводок.

Утром перед отъездом мы все же попытались выйти на плес. Он весь, до горизонта, был подо льдом, покрытым слоем только что выпавшего снега. Казалось, всё, свершилось — можно ловить! Ан нет, уже в десяти метрах от берега пешня легко пробивала тонкий лед. Вот уж действительно- близок локоть, а не укусишь...

Возвращались со смешанным чувством. Половить леща, на что мы очень надеялись, не получилось, но, с другой стороны, была плотва, окунь, щуки — и все это на фоне прекрасного зимнего Селигера. И Новый год мы встретили буквально на берегу озера, а это значит, что еще не раз сюда приедем. Ну а лещ пусть пока подождет.

Николай ЧЕВТАЙКИН

Из материалов газеты «Рыбак-рыбака»

Написать отзыв