Меню 
Skip to content
 

Весна на Селигере. Последний лед

Весна на Селигере. Последний ледНачало периода последнего льда определяется эмпирическим путем: плохо клюет — еще глухозимье, хорошо — он уже наступил. Смотреть на календарь тут бесполезно. По этой причине перед поездкой созвонились с друзьями на базе в Заплавье, стоящей на берегу Кравотынского плеса. Ответ немного озадачил: вся рыба клюет, тепло, плюс семь градусов, снегоходы идут по льду, как глиссеры по воде. Понятно, что после такой информации надо было все бросать и ехать. Но Селигер — особое место.

НЕ ЛЕЩ, ТАК ОКУНЬ

Выехав из Москвы поздно вечером при плюс двух, утром были на месте, а там минус двенадцать! По приезде первый вопрос: что клюет и где? Для меня наибольший интерес представлял лещ. В глухози-мье он часто капризничает и хорошо клюет только короткими периодами. По последнему льду ловить леща и проще и сложнее. Он становится активнее и если уж клюет, то так, что не стоит оставлять удочку без внимания — может и утащить. Основная сложность состоит в том, что стаи леща постоянно мигрируют, а учитывая большую площадь плесов, однозначно сказать, где Он, практически невозможно. Все знают, откуда он ушел и куда в результате придет, но по каким маршрутам он перемещается между этими точками, никто не может ответить.

По этой причине все местные рыболовы, да и егеря с местных рыболовных баз постоянно перезваниваются, обмениваясь информацией. Просторы огромные, народу зимой в общем мало, а леща много, так что никакой конкуренции. По всей имеющейся информации, за лещом надо было отправляться на Волоховщинский плес и искать его под островом Хачин. Там его успешно ловили уже неделю. Правда, крупных экземпляров не попадалось, но подлещик по 500-700 грамм клевал часто.

Только отъехали от базы, на «собаке» полетела цепь. «Собаками» здесь, да, впрочем, и в других местах называют мотобуксировщики типа «Рекс». Штука вполне рабочая: при мощности менее 10 л.с. по не слишком глубокому снегу везет, точнее, тащит в корыте трех человек со скоростью до 30 км в час. Конечно, снегоход быстрее, но стоит раз в 5-7 дороже и во столько же раз больше потребляет горючего.

Пока наши провожатые эвакуировали «собаку» домой, пока чинили, мы занялись ловлей окуней. Здесь их много, и найти их всегда можно у стены прибрежного тростника. Учитывая, что полоса тростника тянется практически по берегам всех плесов, поиски окуня задача не самая сложная. Однако и тут не все просто. Вроде все везде одинаково, но в одном месте с каждой лунки вынимаешь парочку 50-граммовых окуньков, в другом десяток полосатых и уже по 150-200 грамм. Чем руководствуются стаи при выборе места, совершенно не понятно.

Когда починили «собаку», ехать за лещом было уже поздно, так что весь день был посвящен окуню. Впрочем, созвонились с ребятами с базы, расположенной в Задубье, как раз напротив стоянки леща, и они обещали подготовить и закормить лунки для нашей завтрашней рыбалки.

ПОДЛЕЩИК ТОЖЕ ХОРОШО

На следующее утро, пораньше, мы уже мчались, насколько это было возможно, к лещовым точкам. Лунки были готовы и помечены: дружбу здесь ценят и просьбы стараются выполнить. Меня несколько смутил диаметр лунок — 200 миллиметров. Но Толик, обеспечивший нам эту рыбалку, объяснил, что для местных условий это нормально. Во-первых, никогда не знаешь, какого размера рыба может влететь, а во-вторых, сверлят их мотобуром. Так проще, а главное, легче, учитывая, что лед почти метровой толщины.

Ловля началась с того, что почти у всех пошли поклевки приличного, грамм по 350-400, подлещика. Поднимать его с глубины 11 метров на леске 0,12-0,14 мм одно удовольствие. Правда, местные рыболовы используют лески 0,18-0,20 мм. Возможно, это и оправданно, так как местная рыба практически не обращает внимания ни на диаметр лески, ни на размер мормышки. Главное, чтобы на крючке был пучок мотыля, и побольше!

Прикармливают леща смесью панировки или пшенной каши с какой-либо фирменной лещовой смесью. Если есть, добавляют немного мелкого мотыля. Кормят, как правило, обильно, по два «самосвала» в лунку, и только с вечера. Докармливают крайне редко — считается, что этим можно испортить весь клев. Похоже, так оно и есть, так как после докармливания одной из лунок чистым мотылем я первую поклевку увидел только через несколько часов, и вместо ожидаемого леща клевала лишь мелкая густерка, которой здесь не меньше, чем в Подмосковье.

Ловля шла своим чередом, но началась пурга, причем настоящая — февральская. Берега плеса быстро исчезли в белой пелене, и ловить стало некомфортно. Лунку до краев заметало минут за пятнадцать. Поставили палатки — без них здесь на рыбалку обычно не выезжают, — но рыба, словно почувствовав, что творится в природе, довольно быстро прекратила брать. Пришлось сматываться. Поймали в итоге килограмм по пять-шесть на брата. Ни одного достойного леща не попалось. Самый большой потянул на 780 грамм, у меня — чуть больше шестисот. Обильно закормили лунки и отправились на базу. Погода тем временем совсем испортилась, и обратно ехали, борясь со снежными зарядами.

Утром выяснилось, что давление за ночь упало почти на 30 единиц. Ожидать хорошего клева в этих условиях не стоило. Но лунки были закормлены и прикормка приготовлена еще с вечера, так что все-таки отправились. Одновременно с понижением давления поднялась температура, поэтому наст уже не держал, и «собака» с трудом тянула санки по снеговой жиже толщиной сантиметров тридцать.

Лещ, насколько можно было судить, остался на месте, но был очень вялый. Если следовала поклевка, а подсечь не удавалось, то лещ совсем не спешил снова схватить насадку и поднимал сторожок минутчерез пять. В общем, ловля среди снежной каши, под моросящим дождем, да еще при отвратительном клеве особого удовольствия не доставляла.

Ребята отправились ближе к берегу искать плотву, но вместо этого нарвались на активного окуня. Я остался на месте и периодически вытаскивал среднего, грамм по 300-350, подлещика. Мой мобильник разрядился, и о том, что хорошо берет окунь, я узнал, только когда все вернулись.

УДОЧКА ВДРЕБЕЗГИ

Вечером на базе решили следующий день посвятить окуню. Отправиться за ним решили к Холодному острову. Здесь тоже вдоль берега стена тростника. Дно не ровное, а как стиральная доска, но между каждой «волной» 15-20 метров. Это место считается пристанищем крупного окуня, вопрос был только в том, подошел он уже сюда или еще нет.

Когда приехали, поняли по насверленным лункам, что кто-то уже пытался его здесь ловить. У нас поклевки начались сразу, и клевали приличные по подмосковным меркам экземпляры по 150-200 грамм. Правда, быстро выяснилось, что в каждой лунке таких попадалось максимум два-три, после этого шли более мелкие, но ловить было интересно.

Здесь больше повезло моему другу Виталику.Он вытащил горбача на полкило, и еще ему удалось подержать настоящего монстра. И это явно был окунь, а не щука. Я был рядом и видел его круглые глаза. После подсечки Виталий потянул что-то действительно большое. Леска у него стояла 0,2 мм, и она выдержала. Разогнулся крючок на крупной мормышке, и в момент схода его удочка буквально развалилась. В руках осталась ручка с катушкой, сторожок висел на леске, а хлыстик исчез. Он воткнулся в снег около, моего ящика в шести метрах от него! Такого я еще не видел. После этого он часа два провел на этой лунке — все ждал поклевки сошедшего горбача, но безуспешно.

Время на рыбалке летит быстро — пора было отправляться в обратной путь. Была идея попробовать приехать сюда уже на самый-самый последний лед, но, преодолев на «Ниве» первые 15 км за час с небольшим, мы поняли, что скоро сюда невозможно будет добраться ни на каком транспорте.

Николай ЧЕВТАЙКИН. Москва

Из материалов газеты «Рыбак-рыбака»

Написать отзыв