Меню 
Skip to content
 

Весна на Верхневолжских озерах

Весна на Верхневолжских озерахСчитается, что судака много и на подмосковных водохранилищах, и отчасти это действительно так. Однако если хочешь половить его от души, а поймав, приготовить и съесть, не опасаясь, что вместе с рыбой получишь массу совсем несъедобных химических соединений, то приходится искать водоем подальше от мегаполиса.

В свое время мы с друзьями небольшой компанией объездили множество водоемов по всей европейской части России от карельских озер и до краснодарских лиманов. Вначале нам просто нравилось ловить рыбу в незнакомых местах, но со временем мы стали подходить к выбору водоема более прагматично. Хочется ранней весной половить щуку — отправляемся на азовские лиманы, судака осенью — уезжаем на Цимлянское водохранилище, а вот если хочется от души половить судака в начале весны, то наш путь лежит на озеро Вселуг. Конечно, все эти поездки не ближний свет, но дело не только в рыбе, а в том, что можно ее ловить среди прекрасной природы. И Верхневолжские озера в этом отношении не исключение.

Осваивать озера мы начали с Пено по той простой причине, что в самом поселке Пено живут наши хорошие друзья, однако быстро поняли, что именно судака лучше ловить на Вселуге. На всех рыболовных картах это озеро помечено как лещовосудаковое, и это чистая правда.

Когда оказываешься в этих краях, вне зависимости от времени года, хочется задержаться здесь как минимум на несколько недель. К сожалению, это просто невозможно. Как, впрочем, и не побывать здесь хотя бы несколько раз в год. Поэтому мы обычно приезжаем сюда на три дня. Ночь в дороге — и мы на месте. Быстро выгружаем вещи и, перекусив, снова в машину — отправляемся за живцом.

Вначале старались привозить его с собой, но потом друзья нам показали маленькую речушку, впадающую в озеро, в устье которой мелкую плотву можно наловить практически всегда. Так что втроем за час-полтора мы ловим трехдневный запас живца. После этого сразу на Вселуг, на наше привычное место напротив острова. У него несколько старинных названий: остров Зосимы и Савватия, малый Соловецкий, но местные называют просто — Монастырь. Здесь он и был когда-то. Места эти хранят историю, как уверяют, со времен Александра Невского. Даже когда рыба не клюет, побывать здесь все равно очень приятно; впрочем, бесклевья здесь практически не бывает.

От берега до острова чуть меньше двух километров, но у самого острова совсем мелко, и мы располагаемся, не доходя до него с полкилометра. Практически все дно озера каменистое, а главное, тут разбросано огромное количество больших и малых валунов и каменных гряд.

По этой причине здесь для судака есть все условия для роста и размножения, включая и богатую кормовую базу. То, что судак здесь вырастает до очень больших размеров, мы убедились в один из первых наших зимних приездов сюда, тогда на жерлицу попался экземпляр на девять килограмм. Чтобы его вытащить, нам пришлось рассверливать лунку и долго «уговаривать» его туда пройти. Больше такие экземпляры нам не попадались, сейчас в основном идут судаки от килограмма до двух: Место, где мы обычно ловим, находится на склоне обширной ямы. Глубина в ней более 11 метров, но судак, похоже, не любит там держаться, во всяком случае поклевки тут если и происходят, то крайне редко. А вот на пологом склоне и прилегающем поливе он держится почти постоянно, и в этом его поведение очень схоже с поведением подмосковных собратьев. Отличие касается глубины ловли. Здесь судак чаще всего берет на глубинах 5-7 метров, а на подмосковных водохранилищах обычно много глубже. Есть и еще одна особенность местного судака: он очень не любит все металлическое. Об этом нас предупреждали с самого начала. В том, что это действительно так, мы и сами не раз убеждались. Сейчас в оснастках у нас металлические только крючки и грузила.

Несмотря на то что Вселуг нельзя считать запрессингованным водоемом, тем не менее флюорокарбоновые поводки заметно увеличивают количество поклевок. Основной живец на судака — плотвичка, щука обычно отдает предпочтение мелкому окуню, но мы ее ловим редко. Здесь она чаще всего берет в береговой зоне, а мы ловим вдали от нее. Плотвичку насаживаем на двойник под спинной плавник, располагая крючок так, чтобы жало было бы направлено назад. Этот способ обычно применяется для щуки, но хорошо работает и по судаку. Местные рыболовы насаживают иначе, они продевают проволочный поводок сквозь жабры так, чтобы крючки торчали изо рта живца. Впрочем, вместо жерлиц они обычно используют поставушки.

На всех Верхневолжских озерах, насколько я знаю, живца опускают ближе ко дну, чтобы он находился приблизительно в метре над ним. А вот на большинстве соседних озер и на самом Селигере живца, как правило, опускают не более чем на метр-два ниже льда. Вначале мы никак не могли понять, почему на соседних водоемах ловят столь по-разному. Вроде условия одинаковые, рыба тоже. Оказалось, что различия все же есть и принципиальные: на озерах, входящих в волжскую систему, существует пусть и малозаметное, но устойчивое течение, и по этой причине ситуация с кислородом подо льдом много лучше, чем на замкнутых водоемах. В результате малек, опущенный ко дну, здесь остается живым несколько дней, а в озерах со стоячей водой, вне зависимости от их размеров, гибнет у дна за несколько часов.

Расставив жерлицы, мы обычно начинаем ловить подлещика у нижнего основания ямы. Матерый лещ здесь по какой-то причине попадается очень редко. За ним, как уверяют местные рыбаки, надо отправляться за остров, но это еще лишний километр по льду. Впрочем, подлещик по 500-600 грамм нас тоже вполне устраивает. Как правило, сразу по приезде мы закармливаем штук тридцать лунок, потом докармливаем только те, на которых идут поклевки. На следующий день количество рабочих лунок еще сокращается, в результате наутро третьего дня у каждого остается только только по одной. Однако, как бы ни клевал лещ, как только выстреливает флажок, тот, кто ближе, срывается и бежит к нему. Подлещик — хорошо, но судак много лучше.

Постоянная связь между Верхневолжскими озерами приводит к тому, что все они живут как бы в одном ритме. Летом стоит где-то в верховьях пройти дождям, и вода во всех озерах мутнеет, даже если стоит тихая безветренная погода. Зимой эта связь еще интереснее. Только-только по берегам начинает подтаивать снег и появляется первая талая вода, и озера по всей площади оживают, рыбу словно «включают». Вроде кругом зима, а она клюет, как по последнему льду. Попасть на такой клев удается не всегда, природа редко следует календарным срокам.

В этот раз нос нашего приятеля Андрея все-таки подвел, ожидаемого весеннего клева мы так и не увидели. Впрочем, семь судаков за три дня все же достойный улов, и это не считая массы подлещика. А весна еще только начинается, а значит, и большие уловы, и трофейный судак еще впереди.

Николай ЛАЗУТЕНКОВ.  Москва

Из материалов газеты «Рыбак-рыбака»

Написать отзыв