Меню 
Skip to content
 

Южный лед. День на Карповском водохранилище

Южный лед. День на Карповском водохранилищеСеверный человек Микола Зухарь приехал в гости к южному человеку Алексею Коломийцу. Оба, при всех «широтных» различиях, заражены безмотыльной ловлей. Первую часть отчета об этой поездке можно было прочитать в прошлом номере «РР», где речь шла о рыбалке в Корочинском затоне. На этот раз друзья отправились на Карповское водохранилище.

Вот где я оказался в знакомой обстановке! Даже запах прибрежного камыша вызвал воспоминания из далекого южного детства. Добрались быстро и без приключений на обычном переднеприводном седане, хотя и по ухабистой грунтовке, тянущейся вдоль берега. Снегу на льду было довольно много, но его глубина позволяла спокойно идти даже по целине. Впрочем, в этом не было необходимости: снег был утоптан коллегами, хватало и следов автомашин. К первым лункам, куда уверенно направился Леха, идти оказалось целых… пять минут. Глубина в шесть метров слегка озадачила – ведь мы отошли от берега всего метров на двести. Но замысел наш был прост, как пареная репа: в старых, кормленных когда-то и кем-то лунках поискать леща или забана (крупную густеру). По-прежнему исключительно на безмотыльную снасть. Старых лунок было предостаточно. Легкий морозец поднимал настроение ввысь, к голубеющему на глазах чистому небу. Толщина льда в сорок сантиметров позволяла с легкостью менять место ловли. На третьей лунке буквально со второго подъема увидел наконец долгожданный отчетливый прижим кивка. Поначалу рыбка легко сдавалась и оказала небольшое сопротивление лишь у поверхности. Судачок!

Солнечный луч прорвался с далекого темного горизонта противоположного берега и осветил Леху, выудившего в это время некрупного подлещика. Я сделал еще пять-семь подъемов, и вновь такой же судачок проявил интерес к мормышке. И хотя я имел инструкцию брать всю пойманную рыбу, решил сменить место. Все же за лещом приехали или за крупным забаном. Следующая лунка молчала в течение десяти подъемов. Хотел сделать еще пять и благополучно уйти дальше, но на одиннадцатом случилась резко выраженная поклевка на опускании мормышки, и окунь в двести пятьдесят граммов стал мне наградой за терпение. Мгновенные, доведенные до автоматизма действия по «забросу» – и снова поклевка! В этот раз – небольшая сорожка, называемая здесь серушкой. Следующий заброс – и вновь серушка. Подошли Леха с Игорем – водителем седана, любезно согласившимся составить нам компанию на водохранилище. Клевать по каким-то причинам перестало. Прокрутил несколько лунок неподалеку. Никаких «царапок». Опять уселся на старую уловистую. И тут же выраженный подъем кивка! Рыба, упирающаяся вначале, стала постепенно сдаваться. Леша уже направлял видоискатель фотоаппарата в сторону счастливца, коим я стал себя чувствовать. И… сход! Обидный и досадный сход почти на поверхности! Кто это был, остается только предполагать. Ну, скажем, лещ до килограмма. Повертевшись рядом еще какое-то время, и не увидев ни поклевки, приняли единодушное решение выдвинуться на поиски бывшей железной дороги, от которой осталась подводная насыпь с интересным рельефом.

Ярко светило солнце. Вдали небольшими кучками сидели коллеги по увлечению. Кое-где виднелись палатки. То и дело по льду в стороне проносилась какая-нибудь легковушка. Идти пришлось около двух километров. Наконец Леха остановился и, скинув с плеча ледобур, дал отмашку. Необходимо было по изменению глубины найти подводную насыпь. Дело оказалось довольно простым, и мы в несколько лунок поняли, где проходит эта насыпь. Далее пошли крутить вдоль нее в шахматном порядке, облавливая то самую ее вершину, то боковые свалы. Леха делал пять-семь проводок, вылавливал мелкого окунька и шел дальше. Мы с Игорем тянулись за ним, как пара вагонов, прицепленных к могучему тепловозу. Так продолжалось около двухсот метров вдоль дороги, затем Игорь отстал, обнаружив многообещающий рельеф, где буквально на совершенно незначительном квадрате глубины изменялись на два метра. Я, выловив несколько стограммовых окуней, поплелся догонять «тепловоз». Надо признать, Игорь отстал не напрасно. За час с небольшим на блесну ему удалось выхватить из-подо льда несколько трехсотграммовых окуней. Леша же занимался поиском бывшей отворотки от основной железнодорожной магистрали. Ближе к вечеру он таки ее нашел и тоже выловил десяток упитанных колючих рыбин.

А я решил вернуться к утренним лункам. Несколько окуней, которые тоже мне иногда попадались на «железной дороге», не могли «перевесить» обидный лещовый сход. Но, увы, поклевок не было. Начал постепенно смещаться в глубину водохранилища. Солнце – яркое, южное, по-весеннему радостно пригревающее весь день – постепенно пряталось за горизонт. Становилось заметно прохладнее. Я исследовал лунку за лункой, меняя ритм и темп проводки. И вот выше дна почти на метр кивок слегка дрогнул. Я замер, остановив проводку. Следующую начал в убыстренном темпе и, когда вышел на «поклевочный» горизонт, сменил темп на очень медленный. Кивок приподнялся, и медлить с подсечкой было нельзя. Мелкая густерка, которую никак нельзя было назвать забаном, билась в ладони. На следующей проводке я даже встал в полный рост, и, когда рука была на уровне глаз, опять поклевка – мелкая «серушка» принесла хоть какое-то удовлетворение. Лешка и Игорь, уже вернувшиеся с «ж/д», звали на берег.

День, такой насыщенный, теплый, рыбацкий день закончился. Я так и не поймал леща с забаном, но приятные впечатления от рыбалки на новом водоеме еще долго будут храниться в памяти. Да, мы попали на перелом погоды: еще с вечера барометр предсказал повышение давления на десять делений. Да, в тот день нам не встретился ни один коллега, кто мог бы похвастать уловом. Да, лещи показали нам фигуру из трех пальцев. Тем ценнее от этого для меня выловленная рыбка на безмотыльную снасть на Карповском водохранилище, именуемом просто Карповкой. Леха тоже был доволен проделанной работой. Судя по его темпу, он прокрутил за сегодняшний день более ста лунок. Отметил ряд интересных точек в своем навигаторе. Деловито сложил ледобур, похлопал меня по плечу, поглядел, сощурившись: «Что ты, Микола, выглядишь как жареный пельмень? Ну, не устал? Тогда нас завтра ждет донской Большой Ильмень! Анекдот знаешь: поймал дед золотую рыбку…»

Микола Зухарь, Череповец,  Вологодская область

Написать отзыв