Меню 
Skip to content
 

Четыре дня на Сиге

Четыре дня на СигеСидя в жаркой, душной Москве, долго прикидывал, куда можно уехать на рыбалку. Хотелось и леща половить на удочку, и хищника погонять, но главное — отдохнуть на природе от городской суеты. Подмосковные водоемы отпали сразу: даже в будни на их берегах народу как в центре города. Вспомнил, что пару лет назад примерно в это же время я отдыхал на берегу Селигера — в памяти остались широкие лещи, матерые окуни и бойкая плотва. Второй раз в одно и то же место ехать не хотелось. Прикинув по карте, куда податься на этот раз, остановился на деревне Сиговка. расположенной на берегу одноименной речки, которая вытекает из озера Сиг и впадает в Селигер.Ровно в 7:45 с Тушинского автовокзала на комфортабельном «Мерседесе» с табличкой «Москва — Осташков» я отправился в путь. Желающих посетить благословенные места много, и почти одновременно с нашим автобусом отправляются еще три дополнительных рейса. В салоне с кондиционером вполне можно почувствовать себя настоящим европейцем, но ненадолго. В Селижарово рай закончился. Большинство пассажиров из всех четырех автобусов вышло именно здесь, а «остатки», то есть тех, кто ехал до Осташкова, вместе с багажом запихнули в допотопное транспортное средство 80-х годов, в салоне которого пахло, наверное, так же, как и в его бензобаке.

Так или иначе, но в 15:40 я со всеми снастями оказался в Осташкове. Отзвонился хозяевам домика, о котором договорился еще из Москвы, и на такси отправился дальше. Конечно, путешествие на рыбалку на такси можно назвать пижонством, но другого выбора здесь нет — рейсовый автобус, как мне сказали, ходит до Сигов-ки один раз в день, ну а 200 рублей за такси — не так уж и много за возможность расстаться с благами города.

В Сиговке выяснилось, что до озера от моего домика всего пять минут ходьбы, поэтому, бросив вещи и захватив снасти, сразу отправился к воде. Весь берег в этом районе зарос тростником, так что ловить пришлось в одном из «окон», но и там очень часто случались зацепы и обрывы оснастки. Удивило, что глубина в «окне» была более трех метров, тогда как в Подмосковье у стены травы редко бывает больше полутора.

Ловил 6-метровым маховым удилищем с поплавком в 1,5 грамма, с основной леской 0,12 и поводком О,1 мм. Насадкой служил привезенный с собой опарыш. Насколько я знал, он здесь считается универсальной насадкой для любой бели — от уклейки до леща. Для начала решил использовать прикормку, оставшуюся еще с прошлого года. В прикормку добавил рубленного навозного червя, немного опарыша, а также земли, чтобы затемнить смесь. Я не раз замечал, что в жару это бывает очень важно: светлая прикормка очень настораживает рыбу. Солнце светило прямо в лицо, было очень жарко, и спасало только то, что неподалеку был небольшой пляжик, где можно было по-быстрому искупаться. Вода на селигерских плесах даже в жару весьма холодная. Видимо, сказывается большой объем воды, большая глубина и то, что из-за частого сильного ветра вода активно перемешивается. Во всяком случае, я здесь не слышал о появлении термоклина, хотя на больших плесах он все же должен быть. Несмотря на жару, клевало у меня без перерыва. Было ощущение, что я нахожусь среди целого моря плотвы граммов до 150 и уклейки. Вечером достал садок и сосчитал улов — около 200 штук. Всю рыбу я отпустил. Удовольствие получил — и на том спасибо.

С вечера приготовил такую же прикормку с рублеными червями и опарышем, ранним утром взял удочку, садок и отправился на берег. Вчерашнее местечко было свободно, сразу прикормил, собрал удочку, закинул и словно растворился в местной какой-то очень доброжелательной природе. Селигерские пейзажи очень красивы. Они не суровые, как на севере, когда любуешься ими, душа по-настоящему отдыхает. Вроде бы приехал только вчера, а кажется, что живешь здесь уже долгие годы. Единение с природой закончилось ровно через два часа, когда пришли мужики, расселись по лодкам и поплыли проверять сети. К концу дня в радиусе пятисот метров я насчитал двенадцать лодок, на которых браконьеры проверяли сети и громко обсуждали свой улов. Они, ничуть не стесняясь отдыхающих на берегу, занимались своим привычным делом. Было понятно, что браконьерство в этом месте процветает. Два года назад такого еще не было, и нетрудно представить себе, что тут будет еще лет через пять. За день на опарыша поймал несколько плотвичек по 250-300 грамм. На бутерброд с червем взял, но сорвался небольшой линь. К концу дня, когда прикормка уже закончилась, начали попадаться некрупные, граммов до трехсот, подлещики. Это уже интереснее, не зря приехал!

На третий день рано утром я отправился на «омут». О его существовании мне рассказал местный рыбак, живущий по соседству. В поисках этого омутка пришлось пройти километров пять по берегу. Искал фидером, переделанным под джиг: к концу лески привязал грузик в 15 грамм и простукивал дно. Дело не самое простое, так как по всему берегу тянулась широкая полоса тростника, -благо, что встречались расчищенные и протоптанные рыболовами тропинки и «окна». Наконец, действительно, нашел омуток с глубиной 7-8 метров. Замешал прикормку, добавил перловки, опарыша, порубил червя, вернул фидеру первоначальный вид — привязал легкую кормушку и поводок в 70 см. Очень хотелось поймать настоящего селигерского леща, а летом он очень осторожен. Прикинув, что лещ все же должен подойти к тростнику, забросы делал чуть дальше его края, в точку метрах в 20 от берега. Поначалу клевала мелкая плотва, потом, когда прикормка начала действовать, пришел подлещик грамм по 300, а когда стемнело, я поменял опарыша на червя и дождался-таки настоящих лещей. Первый был грамм на 700, второй уже под полтора килограмма. Очень хотелось остаться до утра, специально взял с собой фонарь, но мошкара просто не давала ловить. Стоило включить фонарик, как мгновенно слетался рой насекомых и почему-то норовил сесть не на фонарь, а на мое лицо… в общем, выжили меня с берега.

На четвертый день прикормка у меня закончилась, и я решил перейти на спиннинг. Арендовал у соседей на пару часов лодку и поплыл. Арсенал приманок у меня был небольшой, но разнообразный -блесны, воблеры, джиг. Долго экспериментировать не пришлось: на «Меппс Аглиа» № 2 поклевки начались почти сразу. Шел мерный, грамм по сто, окунь. Неплохо, но времени оставалось мало и хотелось чего-то покрупнее. Приплыл к противоположному берегу протоки, забился в самые тростники и закинул блесну на глубину. В этот момент зазвонил мобильник. Пока разговаривал, продолжал вести блесну. Через несколько секунд спиннинг резко рванулся вперед с такой силой, что я чуть не выронил его в воду. Удержал, но уронил в воду мобильник. Чуть скрасило эту неприятность то, что на блесне сидел окунь весом 700 грамм.

Подумал, что случайность, залетный. Повторил заброс в ту же точку — второй окунь, но на 200 грамм. Снова заброс — и опять такой же полосатик, и еще несколько, а потом — все, как отрезало. Я понял, что моя рыбалка на этом закончилась.

Поиски телефона ни к чему не привели: глубина небольшая, но ил. Вернулся в домик, закоптил улов на яблоневых опилках и собрался в обратный путь. В 15:30 я в автобусе, еду в Москву. Ощущение странное: всего четыре дня на озере, а словно побывал совсем в другом мире…

Александр ШИНКАРЕНКО. Москва

Написать отзыв